Взгляд Вячеслава ЕРОХИНА

из нового творчества - сборники стихов - сатира - публицистика - фильмография - дневники - фото

 

ПРИМАДОННА ЭСТРАДЫ И «ДОЧКА КОМСОМОЛКИ»

 

В ноябре 1984 года, в 22-летнем возрасте я был приглашен на должность инструктора в Подольский горком комсомола. Моей главной  обязанностью была организация военно-патриотической работы, в том числе штаба «Поиск». В это время завершалась подготовка к отчетно-выборной конференции. Секретари оттачивали доклад. Все хорошо, но один вопрос не давал им покоя: сколько раз упоминать фамилию Генерального секретаря ЦК КПСС К.Черненко - два или три? После советов с горкомом партии остановились на цифре три.

На конференции первым избрали В.Большухина, с ним мы уже были знакомы по поисковой работе. Умный, обаятельный человек, совсем не похожий на классического советского (российского) чиновника. Поэтому, наверно, и карьеру не смог себе сделать. Или не хотел. Так же, как и я.

Желание работать было большое. Но коллектив аппарата горкома, как и везде, был неоднородным, и стремления у людей разнились. Прямой противоположностью Большухину была секретарь по школьной работе Т.Штукина. Лучше других она понимала партийную линию, умела себя преподнести, пропиарить, как сейчас говорят. Я не раз отмечал, как ее эмоционально натиска побаиваются даже работники горкома партии. (Т.Ф.Сазанова, к примеру, – зав. кабинетом политпросвещения).  Мне ближе был Большухин. Вскоре после конференции мы обсуждали с ним планы работы. В конце разговора я заговорил о новом фильме «Пришла и говорю», - эдакий бенефис Аллы Пугачевой, где она демонстрировала свое превосходство перед «быдлом», то бишь, простыми людьми, паясничала, кривлялась и пошлила на глазах восторженных несмышленышей. Фильм разрекламировали, и его уже посмотрели многие наши коллеги. Я успел обменяться мнениями с зав. орготделом М.Семиным,  и наши взгляды на картину сошлись. Поддержал меня и Большухин. Можно было действовать.

На очередное аппаратное совещание прихожу с рецензией, зачитал ее вслух и предложил коллегам подписать текст  для  публикации в еженедельнике «Собеседник». Почему именно туда? Это приложение к «Комсомолке» появилось недавно, «толстушка» искала свое лицо, печатала проблемные и даже острые материалы. Развернутая критическая публикация о фильме «Пришла и говорю», как мне казалась, могла заинтересовать «дочку» «Комсомолки».

Был и еще один довод: как-никак, Подольская организация ВЛКСМ -  крупнейшая в области, и коллективное письмо ее руководителей комсомольское издание вряд ли осмелится проигнорировать. Но об этом, естественно, речь на «аппарате» не шла. После небольшой паузы началось обсуждение текста. Сперва робко, потом увереннее раздавались голоса в поддержку. Среди них был и Большухин. Стали подписывать. Но тут несогласие с содержанием рецензии выразила Штукина. К ней присоединились еще два человека – подавляющее меньшинство. Письмо ушло по назначению.

Прошли годы, и мне стала понятна позиция главного коммунистического идеолога ГК ВЛКСМ. Т.Штукина успешно закончила учебу в Академии общественных наук при ЦК КПСС и, как  многие классические партаппаратчики,  быстро перешла на сторону демократов, в «Движение демократических реформ», организованное А.Яковлевым, Г.Поповым, А.Собчаком. Набравшуюся демократического опыта Т.Ш. пригласили в  администрацию  Б.Ельцина. Все логично, не правда ли? Остается вопрос, какая связь между карьерой Т.Ш. и ее реакцией на фильм «Пришла и говорю». Читайте в конце публикации.

Ноябрь 2005 года.

 

Неопубликованная рецензия на фильм

«ПРИШЛА И ГОВОРЮ»

           

«Особую требовательность предъявлять к кино- телефильмам,

музыкальным и литературным произведениям для детей и

подростков. Закрыть все каналы проникновения в литературу

и искусство безыдейности и пошлости, поставить надежный

заслон влиянию буржуазной массовой культуры».

Из постановления ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении

партийного руководства комсомолом и усиления его роли          

в коммунистическом воспитании молодежи».

 

Дорогая редакция!

Это письмо мы решили написать, просмотрев фильм «Пришла и говорю». У каждого из нас свое отношение к творчеству А.Пугачевой. Одним она нравится, другим нет, третьи видят в ней хорошие и плохие стороны. Но при обсуждении фильма мы сошлись на одном мнении: мало сказать, что он неудачен, это – вызов общественному мнению, апофеоз наглости и цинизма.

Главная и единственная героиня фильма – популярная певица Алла Пугачева – предстает на экране в безобразно-отталкивающем виде. Она не создает образа актрисы, как принято в подобных фильмах, а снимается, как есть, что подчеркивается документальностью многих кадров.  Мы видим Аллу на концертах и после них, на улице и в домашней обстановке. На каждом шагу ее преследуют назойливые поклонники. Они встречают ее пробуждение залповым «Алла!», делают предложения, жаждут получить автограф, безумствуют на концертах, готовы на руках нести машину с изображенным на крыше сердцем. Что это, сцены из жизни западной рок-звезды? Увы, наша социалистическая действительность.

Непонятно, зачем понадобилось авторам фильма с таким упрямством предлагать это зрелище зрителям? К чему рекламировать идоломанию, поднимать ажиотаж, когда он и так велик, изображать во всех ракурсах маленькое «я» певицы?

Название картины позволяет надеяться на глубокое содержание разговора, иначе его не стоит затевать. Ждешь новых интересных песен, ярких, запоминающихся образов, - словом, встречи с искусством. Но взамен получаешь суррогат, который особенно нетерпим, ибо исходит от певицы, имеющей в своем репертуаре классические образцы современной эстрадной песни.

Прозвучавшие в фильме композиции, прямо скажем, пусты. Не блещут ни стихи, ни музыка. Сбросив маску лирической героини, Пугачева предстает во всем своем карамазовском безудерже. Не высокие и светлые чувства, а мелкие чувствования и эмоции тщеславной и набалованной вниманием публики женщины насыщают ее песни. Вот только несколько типичных образчиков: «Я же молодая, я же не худая, и к тому же женщина, которая поет»; «Время уходит – стыд и позор: меня на экране нет до сих пор»; «Перед черной мрачной силой головы я не склоню. Я сама себя помилую, я сама себя казню»; «На меня билеты проданы»; «Я рыжая толстая кошка». Или такой «шедевр»: «Я устала быть хорошей». Он навязчиво звучит на протяжении нескольких минут: «Я устала, я устала…» И вся сцена заканчивается эффектным, с демонстрацией нижнего белья, падением на ковер.

Конечно, цитирование отдельных фраз вне контекста не лучший способ донести свою мысль. Но в данном случае это грех простителен. Мысли в большинстве песен отсутствуют, их заменяют эмоции, скучный интимный перепев. Авторы фильма почувствовали, видимо, эту пустоту и решили хоть как-то ее скрыть. И вот певица произносит слова, претендующие на философское откровение: «Чтобы вырвать век из плена, чтобы новый век начать, узловатых дней колена надо флейтою связать». Слышишь такое, и думаешь, что, певице, по сути, нечего сказать, она просто так, назло всем, ПРИШЛА и ГОВОРИТ, утверждая свое тщеславное, эгоистическое «я», насмехаясь над всеми и вся.

Потешаться можно над многим. Но есть вещи, не подлежащие насмешке. Пугачева этих границ не знает, и знать не хочет. И вот с экрана звучит шуточная песенка об Иване Ивановиче, простом человеке, который «больше всего на свете любит свою страну». «Он умер, а песни его живут», - весело поет Алла Пугачева. И тут же пускается в пляс с группой ветеранов, очевидно, знакомых Ивана Ивановича.

Прыгает в ритме диско певица, пытаются вальсировать в этом ритме ветераны. Смешные, неуклюжие движения, неуместный смех, звякающие на груди медали…Что это, как не прямая насмешка над людьми старшего поколения, наглый, откровенный цинизм? Стоит ли после таких примеров удивляться  бессердечности, черствости в отношении к ветеранам некоторых молодых людей? Сила такого примера прямо пропорциональна популярности певицы. Особенно он опасен для фанатичных поклонников Аллы, тех, кто готов во всем копировать идола: носить одинаковую прическу, подражать походке, манере разговаривать. Для таких одного подмигивания кумира довольно, чтобы совершить угодный ему поступок. Здесь же не подмигивание и намеки, а открытый призыв к действию.

Вообще, фильм «Пришла и говорю» для фанатиков – боевая программа действий. Не успел он выйти на экран, как наши ультрамодные девицы нацепили перчатки без пальцев – а la Пугачева. На дискотеках появился новый вид танца – на голове. Но поскольку дело это непростое, то у уборщиц Домов культуры заметно поубавилось работы: грязь уносят на себе поклонники Аллы.

Появились любительницы копировать «жирную толстую кошку», воспетую и изображенную Пугачевой. Эти детали оказали заметное влияние на молодых людей, не имеющих собственных убеждений, подвластных модным поветриям, которые формируют их образ жизни, далекий от социалистического.

Пошлые тексты, бешеные, наркотизирующие сознание ритмы эстрады, - что это, как не пропаганда стереотипов буржуазной массовой культуры? Такая пропаганда очень доходчива, ибо воздействует на низменные чувства и инстинкты. В эффективности ее мы уже убедились. Знает ли об этом Пугачева? Не правда ли, вопрос кажется наивным. Сам фильм дает на него положительный ответ.

Хочется представить, как отнесется певица к этим строкам. Ответит словами песни «Полно вокруг мудрецов» или же произнесет ставшие уже привычными «не вульгарная я, а свободная». Но, позвольте, от чего свободная? От морали общества, дела, от ответственности за свои слова? Вспомним классиков марксизма ленинизма: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».

Другое дело – стремление стать самим собой, добиться полного самовыражения. Но как могут способствовать такой высокой цели низменные человеческие свойства, - непонятно. Разве что они сами подлежат выражению. Тогда не стоит удивляться полости многих последних песен Пугачевой, безвкусице. Речь идет не об удачных или посредственных работах, а о тягостном всем нам балансировании между искусством и ее антиподом – массовой культурой, между высокими взлетами и низкими, до барахтанья в грязи, творческими падениями.

К последнему можно отнести и рассматриваемый фильм. Мы, комсомольские работники, ясно видим, какой большой вред наносят подобные явления подрастающему поколению. Нам порой трудно прививать молодежи трудолюбие, ответственность, любовь к отечественным традициям, ибо усилия могут быть перечеркнуты фильмами типа «Пришла и говорю». Мы говорим одно – а в кинотеатрах и на эстраде ребята видят  другое, диаметрально противоположное нашим словам. Мы боремся с идоломанией, объясняем значение западной атрибутики, а в это время Пугачева демонстрирует перчатки, которые носят французские панки. И юные пугаченки и пугачишки торопятся не отстать от моды.

Всякое явление следует рассматривать с классовых позиций, - так учил В.Ленин. Еще он советовал задавать вопрос: кому это выгодно. Размышляя о фильме «Пришла и говорю», приходишь к выводу: он на руку нашим идейным противникам, тем кругам, которые ведут психологическую войну против молодежи нашей страны. Это явное подпевание силам, стремящимся с помощью «масскульта» навязать молодежи космополитическую идеологию, мистифицировать ценности, распространить вседозволенность и эгоизм.

Когда атаки противника идут с фронта – это полбеды. Но совсем плохо, когда удар наносят с тыла. Фильм «Пришла и говорю» и является таким предательским ударом.

Разговор о нем не был бы таким долгим, если бы он был исключением, досадным промахом в творчестве Пугачевой. Увы, новая картина явилась продолжением тех негативных тенденций в творчестве певицы, которые просматриваются в последние годы. Меньше стало откровений, больше охов и стонов красавицы, утомленной светской жизнью. «Звездная болезнь» не дает опуститься на бренную землю, ощутить ногами родную почву.

Содержание большинства композиций Пугачевой исчерпывается мелкими, а то и просто лживыми чувствами женщины, «которая поет». А женщину эту, как видно из песен, мало интересуют проблемы страны, жизнь советских людей. С нескрываемой тревогой думаем об идее Пугачевой организовать театр песни. Такой театр нужен – слов нет, но только не под эгидой Пугачевой.

В одном из интервью певица заявила, что будет лично отбирать в театр молодых исполнителей, а ее вкусу народ, дескать, доверяет. Заблуждается Алла Борисовна! (А, может, взяла верх обычная наглость, так ярко проявившаяся в фильме. Помните, она пела в Лужниках: «Вам бы что-нибудь попроще, ну, а вы идете все ко мне… Мой народ!»)

Не все выдерживают испытание славой. Не снесла это бремя и Пугачева. Но вместо того, чтобы помочь несомненно одаренной певице развивать свой талант, находятся люди, готовые потакать ее слабостям, льстить ее тщеславию, закрывать глаза на самые отталкивающие ее поступки и даже рекламировать все это на экране. Похоже, режиссер Наум Ардашников, автор сценария Илья Резник не видят в этом ничего плохого.

О фильме «Пришла и говорю» сейчас пишут немало. Но, к сожалению, не встречаются рецензии, которые бы объяснили молодому зрителю, какой вред наносит эта лента. Предпринимая попытку такой рецензии, мы надеемся, что она в какой-то мере явится противоядием картине «Пришла и говорю». Мы надеемся, что публикация этого материала поможет Алле Пугачевой осознать тот огромный вред, который она наносит неокрепшим душам, и каких проблем добавила нам, идеологическим работникам.

Надеемся, что эта статья послужит поводом для серьезного разговора в заинтересованных инстанциях. Необходимы меры, препятствующие появлению на наших экранах, на эстраде и в эфире образчиков массовой культуры, пропагандирующих в конечном итоге буржуазный образ жизни. Мы должны быть уверены в оружии, которым сражаемся с нашим идейным противником.

Декабрь 1984 года.

 

И снова «Собеседник»…

Отослал я этот текст в «Собеседник» и стал ждать ответа. Его не было. Бомблю звонками редакцию, убеждаю, давлю авторитетом крупнейшей комсомольской организации Подмосковья. Наконец, вышел на зам. редактора Ю.Орлика. Сказанное им повергло меня в шок. По его словам, Пугачеву запрещает критиковать ЦК КПСС. Разговор был закончен. Даже отписки на коллективное письмо аппарат Подольского ГК ВЛКСМ из редакции комсомольского издания не получил. А ведь это было еще во времена застоя, когда любая организация, в том числе редакция, обязана была давать ответ на письма в течение месяца.

Вывод созрел несколько лет спустя. Пугачева была пробным камнем давным-давно задуманной перестройки. Ее выпустили на эстраду, а потом на экран для пропаганды «их нравов», их образа жизни. Кумир молодежи, сшитый по зарубежным выкройкам в нашем цековском ателье. И кто еще с такой последовательностью много лет тиражирует на эстраде, а в последнее время и в Интернете образ преуспевающей мещанки с  крутыми замашками. Так было нужно для перестройки, и противодействовать этой работе партийные идеологи не позволяли.

И в то же время в стране выпускалось немало книг, показывающих суть сваливающейся на наши головы забугорной культуры. Вот что писал психолог В.Е.Семенов в книге «Искусство созидающее, искусство разрушающее», опубликованной в том же 1984 году. «Нашей молодежи стараются навязать в качестве образцов для подражания порочных красоток и откровенных преступников, певичек, сильно напоминающих девиц с панели, и музыкантов, более похожих на наркоманов. Только очень наивные люди могут не видеть и не понимать этих попыток идеологической диверсии и расшатывания нравственных основ нашего общества». Цековские идеологи не были наивными людьми. Они знали, на какие рифы подует ветер перемен и умело подставляли паруса корабля под названием «государство».

К тому времени - зиме 84-85 года Горбачев уже прошел обкатку у М.Тэтчер и получил карт-бланш в генсеки. Цековские вельможи об этом знали, и многие забеременели перестройкой.  Осталось закрепить «вздутие живота» организационно, на пленуме.  Т.Штукина, работая в подольском ГК ВЛКСМ, училась в Академии общественных наук при ЦК партии, вращалась в кругу знающих и продвинутых в политике людей и была в курсе новомодных политических веяний. Отсюда понятна ее положительная реакция на фильм «Пришла и говорю»: он не мог вызывать нарекания у без пяти минут демократки.

К слову: скромный коммунист Т.Ф.Сазанова из горкома партии нелестно отзывалась о фильме «Пришла и говорю». После августовской революции она не переметнулась к победителям своей страны, ушла  работать в сельскую школу и сейчас преподает где-то в Сибири.

Что касается Пугачевой, то как-то «Радио России» передало в новостях любопытную информацию: она вместе с одним известным певцом закупила место на элитном еврейском кладбище в Иерусалиме. По иудейским представлениям, похороненным на нем людям на том свете прощаются все грехи. Об авторе фильма «Пришла и говорю» Илье Резнике и режиссере Науме Ардашникове пресса по сему поводу пока ничего не сообщала...

Зам. главного редактора «Собеседника» Ю.Орлик такой же демократ. Наставив на путь истинный «дочку Комсомолки», он перешел в газету «Известия», которая усердно обслуживала Горбачева и Ельцина, стремившихся довести перестройку «в этой стране» до конца. Да и сам «Собеседник» -  того же поля ягодка. Вот яркий пример.

Осенью 1996 года я делал телеочерк о Герое России, СОБРовце Александре Монетове, уроженце поселка Дубровицы Подольского района. Он погиб при проведении операции на окраине Грозного, спасая жизни своих товарищей. Отец героя дал мне статью об операции СОБРа, напечатанную в «Собеседнике». Это было нечто!

«Каратели», - так  был озаглавлен материал. А я в это время работал с видеокадрами, отснятыми сразу после боя. «Мирные жители» устроили в одном из домов склад с оружием. На стволах гранатометов – потертая чеченская символика. Но что до этого пособникам террористов, стрелявшим с экранов телевизоров и с газетных полос в спину нашей армии в годы первой чеченской войны. Они «не заметили» потертых стволов.  По их версии, оружие было новое, в смазке,  со свежими наклейками чеченского герба. Развозили его наши бойцы и подкладывали в дома мирных жителей. «Или милиционеры героически ринулись в огонь, спасая улики, а уж потом дали бой?» - ерничает корреспондент «Собеседника» Владимир Воронов (если это не псевдоним). Он льет слезы по убитым «мирным жителям», но помалкивает об устроенной ими же засаде, о том, что они первыми открыли огонь. Зачем об этом писать в заказной статье? Читая ее, создавалось ощущение, будто это чеченская газета, но нет - наша, московская, называющая карателями тех, кому страна по заслугам присвоила звание Героя.

Так я и сказал в телеочерке «Бой в поселке Новом». В 1997 году на областном конкурсе телекомпаний Подмосковья он победил в номинации «За правду на телеэкране», учрежденной Московской областной Думой. Теперь школа в Дубровицах носит имя Александра Монетова, в школьном музее – письма, рисунки, личные вещи героя, у входа – его бюст. Мой фильм тоже здесь. Смотрят его школьники, и у многих на глаза наворачиваются слезы. Потому что он  о любви к Родине, о чувстве долга и о подлости тех, для кого деньги дороже Отечества. Кто все эти перестроечные годы только приходит и говорит то, о чем лучше бы помолчать.

Ноябрь 2005 года.

 

© ООО "Информация", г.Подольск, 2006. Все права защищены. Копирование и распространение материалов сайта без разрешения владельцев запрещено. E-mail: mail@podolsk-news.ru

Рейтинг@Mail.ru