ПОДОЛЬСКИЕ НОВОСТИ. ПОДОЛЬСК. Подольский ФОРУМ

 

НОВОСТИ - администрации - благочиние - культура - история  - знаменитые люди - телефонная книга - школы - ВПО "Память" - галерея -  ФОРУМ

 

 

Владимир Положенцев

 

 

 (: рассказ к 8 марта :)

 

  

Больше всего на свете Паша Степанов ненавидел март месяц. Вернее первую его декаду. Когда  после долгой зимы солнце начинало подтапливать сосульки, весело искриться в ваксовых лужах, тепло и нежно трепать его за авитаминозные щеки. Словом, подавать радостные надежды и звать черте куда. Но эта призывная лучезарность, как правило, в одночасье сменялась вьюгой, метелью или дождем, собачьим холодом и гнилыми сугробами, утыканными окурками. Обманка, да и только. Нет ничего хуже рухнувших надежд. Нет, конечно же, Пашина голова понимала всю закономерность и естественность весеннего природного непостоянства, но сердце, разочарованное в очередной раз, противилось и не принимало подобного обмана.

   Паша вообще не любил вранья. Не прощал его себе, а уж тем более другим. Но если бы дело было только в погоде! Главная причина неприязни к этому месяцу состояла в том, что в нем было 8-е марта. Его приближение Паша воспринимал как неотвратимо падающую на голову бетонную плиту. Уже в первых числах ненавистного месяца,  проходя мимо косметических магазинов и цветочных палаток, он испытывал головокружение и тошноту. Раньше, в период его материального благополучия, он тоже не любил международный женский день, но теперь, когда в его карманах мыши прогрызли огромные дыры, от одной мысли об этом празднике, Паша чуть ли не впадал в кому. Что подарить любимой Наденьке, ну что!? Эх, золотые советские времена! Тогда было все ясно. На сэкономленные на пиве деньги покупаешь на Калининском или на Горьковской французские «Клемма» за 25 рэ. Встаешь 8-го пораньше, едешь на Белорусский, торгуешься с голосистыми кавказцами и возвращаешься домой с букетиком тюльпанов или веткой мимозы. Настроение приподнятое. И не терзает тебя любимая за скудность воображения, потому что знает - почти у всех ее подруг такие же подарки. А теперь? Куда не плюнь - всюду огромный выбор. А выбор хорош, когда есть деньги. Конечно, деньги счастья не приносят. Но они приносят освобождение от их зависимости. В какой-то степени это тоже счастье.

   Мысленно обсасывая эту древнюю, как мир аксиому, Паша выбрался из троллейбуса возле метро и огляделся по сторонам. В кармане куртки он сжимал заныканные от жены, ею же выданные на кошачий  корм три сторублевки. Еще накануне он твердо решил не покупать никаких безделушек, а приобрести только цветочки. Какие-нибудь по приличнее, по свежее. Хорошо, конечно, что еще бы и на сигареты осталось.  Жена умница, поймет, что ему сейчас не до дорогих подарков. Сменится в жизни черная полоса на белую и тогда завалит он Наденьку европейским парфюмом и арабским золотом. Может быть, даже подарит  еще одну норковую шубу.

   Ну, зачем ей, черт возьми, на 8-е марта меховая шуба! - В голос возразил сам себе Степанов.

   Он шагал прямо по лужам в сторону двух цветочных павильонов. Ему навстречу попадались граждане с большими и не очень букетами. Какой-то студент тащил под мышкой охапку белых лилий. Лилии были хороши до неприличия. И откуда у этого долговязого такие деньги? У родителей стянул, наверное, позавидовал Паша и вошел в первый павильон. На него сразу же набросились торговки. Степанов сглотнул слюну и сделал вид, что ищет что-то необыкновенное, но беглым взглядом уже определил, что здесь ничего для него подходящего нет. Матовые розы в углу вроде бы ничего, да трехсот целковых хватит только на пару. Не на кладбище собрался. Во второй магазинчик заходить не стал- рассмотрел ассортимент через витрину.

   Почти то же самое.  А если завтра с утра прийти, может, привезут что-нибудь подешевле? - подумал Паша, однако тут же отринул эту идею. Во-первых, не хотелось рано вставать, а во-вторых, никогда не бывало, чтобы в день праздника цветы продавались дешевле, чем накануне. Нет, нужно покупать сегодня.

   Обегав всю площадь, Паша ничего стоящего так и не узрел. И только у противоположного выхода из метро заметил толстую тетку с ведром тюльпанов в руках. Ведро было обычное, эмалированное, а тюльпаны просто необыкновенной красоты – большие нежно алые бутоны с белыми и желтыми подпалинами, на длинных аристократических ножках. С боку, над теткой нависал мужик в махровой кепке и вязанкой мимозы. Он что-то горячо шептал ей на ухо. К парочке, переговариваясь по рации, приблизился милиционер. Тетка поставила ведро, подхватила стража порядка под руку, как старого приятеля и потянула прочь. Вернулась уже одна и очень веселая.

   Паша подошел ближе. Да, цветы великолепны. Однако кое-что смущало его - их  налитые бутоны стягивали латексные полоски. Под цвет лепестков, но сразу бросались в глаза. Потоптавшись на месте, Степанов несколько развязно поинтересовался:

-Почем трава?

-Почем и твоя голова!- залилась смехом наглая торговка.- Какая же это трава? Не цветочки, одно загляденье. Из Краснодара, утром срезали и сразу на самолет.

-До завтра-то достоят?- засомневался Паша.- Вон уже и резинками перевязаны.

-И до воскресенья доживут,- заверила тетка.- По пятьдесят рублей отдам.

   Пятью пять, прикинул Паша, это годится. Только вот резинки, черт возьми. А, положу на балкон, теперь холодно, выдержат. На улице действительно стояла не мартовская погода. Солнце в этом году даже и не пыталось играть в прятки. Как зарылось в тучи в декабре, так и не высовывалось.

   Расплатившись, Степанов зашагал к дому. Ему в след прошепелявила какая-то старуха:

-Резинки сымешь, они и разлетяться.

   Дома Паша немного подрезал у тюльпанов стебельки, завернул в две газеты и спрятал на балконе, за корзиной с картошкой.

   Утром проснулся засветло. Словно мышь выскользнул из-под одеяла, на цыпочках подобрался к телевизионной тумбочке, на которой стояла большая хрустальная ваза, взял ее двумя пальчиками и, затаив дыхание, двинулся в коридор. Всего-то и было до него пару шагов, но, по закону подлости, ваза умудрилась за что-то задеть и предательски звякнуть. Супруга заерзала в постели, облизнула пухлые губки, всхрапнула и повернулась на бок.

   Паша с облегчением вздохнул. На кухне набрал в вазу воды, бросил в нее таблетку быстрорастворимого аспирина и с замирающим сердцем достал с балкона кулек с цветами.

   Тюльпанчики оказались такими же свеженькими, как и вчера. Степанов стал думать, что сделать в первую очередь - снять с бутонов резинки, а потом уже поставить цветы в вазу или сначала утыкать хрусталь тюльпанами, а затем уже стянуть с них латексные колечки. Решил вначале поставить.

    Но, как всегда, сделал все наоборот. Резинки были мягкими и податливыми. Стягивал их Паша осторожно, будто выкручивал взрыватели из авиабомб. И о, чудо! Вопреки предсказаниям шепелявой старухи, бутоны остались такими же целыми и аккуратными.

   Рассвело. Причем не так как вчера хмуро, а по- весеннему солнечно. Опять на цыпочках Паша прокрался в комнату, водрузил вазу на прежнее место, пристроился рядом с Наденькой и стал любоваться цветочками. Хороши, ничего не скажешь! Откроет Наденька глазки часа через два, а перед ней такое великолепие. А может и через три, пусть поспит, устала за неделю, не то, что я, трутень, вздохнул Степанов.

   Солнце за окном набирало обороты. Его лучи насквозь пробивали плотные кримпленовые шторы. Но что это? Паша с ужасом увидел, как бутоны тюльпанов начали раскрываться прямо на глазах! Будто в комбинированной съемке, словно в мультфильме.

   В одном из бутонов даже что-то чмокнуло и вскоре Паша смог разглядеть его внутренности- тычинки, размером с кукурузные початки и рыльце с собачий хвост. Боже мой! У Степанова подскочило давление. Что же делать? А пока он лихорадочно соображал, бутоны стали напоминать стеклянные плафоны, продававшиеся в советские времена в хозяйственных магазинах. Еще пара минут и от цветочков останутся одни каркасы. Нужно немедленно будить Наденьку и поздравлять пока не поздно.

-Надюшенька,- тронул за плечико супругу Паша.- Просыпайся, солнышко.

   Жена дернула ножкой и глубже зарылась  в подушки.

- С праздничком, Наденька,- проблеял Паша противным самому себе голосом. - Посмотри, что я тебе купил.

   Наденька застонала и хриплым со сна голосом возмутилась:

-Имей совесть, Степанов. Дай хоть раз в неделю выспаться.

-Да ты взгляни, а потом и снова спи.

-У-у-у.

    Один лепесток уже отвалился с самого большого краснодарского бутона. За ним, вот-вот, собирались последовать и остальные.

   В комнате запахло прелыми листьями.

   Пойти бы сейчас и набить морду той торгашке, размечтался Паша и уже более решительно потряс супругу. Наденька сплюнула и обернулась:

-Ну, чего тебе!?

- 8-е марта сегодня, с праздником.

-И что? Ты понимаешь, Степанов, что я устала!

-Понимаю, любимая. Ты только посмотри.

   Паша вскочил в постели на четвереньки, дополз до края и ухватил с тумбочки вазу с цветочками. Когда обернулся, Наденька вновь лежала к нему спиной. Теперь уже праведным гневом воспылал он. Как так можно относиться к человеку, я же от чистого сердца!

-Да взгляни же ты, наконец!- поднес он к затылку жены хрустальную посудину.

   Наденька дернула плечом, и водица из вазы выплеснулась за шиворот ночной рубашки.

-А-а!- закричала Наденька и подскочила как ошпаренная, подтолкнув вазу еще раз. На постель посыпались остававшиеся на цветочашечках лепестки.- Идиот!

-Извини, я не хотел.

-А чего ты хотел?

-Поздравить.

-Подождать не мог? Я  каждый день горбачусь с утра до ночи, а ты валяешься на диване  к верху пузом. Тебе, конечно, что ночь на дворе, что утро.

-Обстоятельства, так сказать. Планида такая. Скоро устроюсь на работу, и все будет хорошо, как прежде.

-Я уже слышала это, пять лет назад. Что это?

-Где?

-У тебя в руках?

-А, цветочки.

    Из хрустальной емкости торчали длинные крепкие стебли, с макушек которых свисали уцелевшие лепестки.

   Прищурившись, Наденька зло прошептала:

-Любая женщина подсознательно отождествляет себя с теми цветами, которые ей дарят. Степа ты - недотепа. Даже на мои деньги нормального букета не мог купить. Все хватит.

   Наденька спрыгнула с кровати и полезла в шкаф. Тут же на свет появилась большая сумка, в которую она принялась запихивать вещи. Глядя на то, как супруга натягивает на свои бедра джинсы, Степанов думал о том, что женщины, в отличие от мужчин, произошли не от обезьян, а от крокодилов. Когда Наденька стала надевать сапоги, он выглянул в коридор и робко спросил:

-Ты к маме?

   В ответ хлопнула железная дверь, и Паша остался один. В руках он по-прежнему держал хрустальную вазу. Тяжело вздохнув, Степанов окунул в воду руку и протер лицо. Женщины, конечно, глупы и бездарны, но без них и жизнь становится глупой и бездарной.

   Так, с посудиной, он доковылял до балкона и раздвинул фрамугу. Внизу жизнь била ключом - раздавались звонкий девичий смех и автомобильные гудки. Отчетливо пахло весной и тюльпанами.

    Паша до конца осознал, что теперь навсегда потерял Наденьку и заплакал. Чертовы цветочки! Он выхватил из вазы ненавистные стебли и швырнул их  в небо. Их подхватил ветер и унес в сторону, с глаз долой. Волна отчаяния подкатила к его горлу, он ударил кулаком по раскладному столику. Вроде бы я не дурак, но почему в жизни  всегда выбираю то, что выбирать не следует! Всегда! Наверное, потому, что, несмотря на кажущийся огромный выбор, выбора у меня нет.

   От этой мысли Степанов дико захохотал и швырнул вазу следом за цветочками. Вскоре снизу донесся звон разбивающегося стекла и душераздирающий вопль автомобильной сигнализации. К этим звукам присоединилась трель милицейского свистка.

    Недаром всю жизнь Паша не любил 8-е марта.  

          

 

Роза Лейзеровна Люксембург

Красная Роза - эмблема террора


Роза Люксембург родилась в благополучной еврейской буржу-азной семье в Польше. Врожденный физический недостаток - вывих бедра - способствовал развитию комплекса неполноценности, кото-рый в конце концов вылился в желание превзойти всех. Несмотря на протесты родителей, она уходит в политику, где ощущает себя, как рыба в воде. Сходится накоротке с Вильгельмом Либкнех-том, заводит роман с его сыном Карлом. Дружит с Кларой Цеткин, заводит роман и с ее сыном Константином.
Но при этом утверждает: "У меня нет личной жизни, только публичная". Феминизм она проповедовала наравне с революционными идеями. Однажды подруги Розы Люксем-бург, было это в 1911 году, вывели на демонстрацию немецких простит-уток, подключая и их к "револю-ционной борьбе". Товарищи по СДПГ шутили: "Клара Цеткин и Роза Люксембург - единственные мужчи-ны в нашей хлипкой партии".
С Лениным Роза Люксембург встре-тилась в 1901 году, и с тех пор связи с ним не порывала. Обустроившись в Германии, она создает в подполье вместе с Карлом Либкнехтом так называемую "Группу Спартака", которая требует "граж-данской войны вместо гражданского мира", "обрушить молот на голову господствующих классов", ввести революционные трибуналы, создать из пролетариев Красную гвардию и т.д. Все, что удалось осуществить в России, в Германии воплотить в полной мере не удалось, хотя страна тоже погрузилась на время в кровавую смуту.
Против бесчинствующих спарта-ковцев выступила Белая гвардия Германии. Гвардейцы вместе с добровольцами задержали красных главарей Люксембург и Либкнехта и повели в тюрьму, народ требовал самосуда, офицеры едва сдержи-вали толпу. Но толпа напала на конвой и расправилась с зачин-щиками революционной смуты. Труп Розы Люксембург немцы бросили в Ландверский канал. Большевики гневно осудили убийство, испестрив улицы России именами красной Розы и Карла Либкнехта.
 


P.S. В материале использованы документальные свидетельства из книги "Черная книга имен, которым не место на карте России" издательства "Посев".
Валентина Майстренко.

 

 

 


© ООО "Информация", г.Подольск, 2006. Все права защищены. Копирование и распространение материалов сайта без разрешения владельцев запрещено. E-mail: mail@podolsk-news.ru

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС 77-24670 от 16 июня 2006 года, выданное Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Rambler's Top100